Наказывать ли детей?

В руках у меня старая книга, которая, уже и не помню когда, попала в мою библиотеку. Но я точно знаю: ее место на моей полке, потому что советуюсь с ней. Книга называется «Мысли о воспитании». Написал ее в XVII веке философ и воспитатель Джонн Локк. Вот на 41 и 43 страницах читаю — «Телесное наказание и розги — это обычное, короткое и единственно знакомое воспитателям орудие управления крайне непригодно в деле воспитании… Этот род рабского наказания делает рабским и сам характер ребенка».
Как известно — рабский характер самый обманчивый и коварный. Раб, то есть человек подневольный, боящийся все время наказания, стараясь избежать его, способен ко лжи, лести, угодливости. Но как только страх наказания хотя бы временно или даже иллюзорно исчезает, из этого человека вырываются другие его уродливые свойства: жестокость по отношению к тем, кто слабее его, и распущенность всех, в том числе и самых низменных чувств. Они распущены с особой силой именно оттого, что ни в какой форме не были реализованы или хотя и были локализованы в нем, а только держались туго под прессом страха.
Воспитание детей без наказания невозможно. И весь вопрос в том, что подразумевать под словом «наказание». Суровый тон — это уже наказание. Мне кажется, что и такие меры воздействия, как «не пойдешь в гулять, а будешь сидеть дома!», тоже скорей приучают детей коварству, чем истинно дисциплинируют их. Даже из страха или просто из нежелания получить двойку ученик на уроке, допустим, литературы, отвечает совсем не то, что думает, а так, чтобы угодить учителю. Битье же детей свидетельствует о невоспитанности тех, кто бьет, а не их детей, и является признаком бессилия воспитателя.
На мой взгляд, самым действенным элементом воспитания является стремление привить любовь к его собственному дому. А это возможно только через тесную духовную связь детей с родителями. К сожалению, в наши дни это встречается не так часто, и происходит не только от того, что родители заняты. Эта пресловутая занятость не оставляет времени для общения с детьми, заставляет воспринимать их как обузу. Мне-то кажется, что главное дело родителей, коль они отважились оставить после себя потомство, и состоит в воспитании детей, и работа не должна заслонять собой эту цель! Я понимаю, сколь спорна такая моя постановка вопроса в наше деловое время, но по-другому я мыслить не могу и не хочу. Иначе мы будем в виде потомства оставлять после себя не людей, а всякого рода мелких и крупных зверюшек.
Процесс воспитания не может быть односторонним: я — воспитатель, ты — воспитуемый. Собственно, воспитание есть тот контакт, который возникает между двумя субъектами. Нет контакта — все впустую. И мне, как воспитателю, надо чувствовать, летят ли мои слова, как об стенку горох, или идут от сердца к сердцу. Если чувствуешь: как об стенку горох — меняешь подход.
Отчуждать же детей от себя, от дома — самое опасное дело. Вот замечает по этому поводу Джон Локк: «Мы не должны забывать, что наши дети, став большими, совершенно походят на нас, имеют те же страсти и те же желания, что и мы. Но мы желаем считаться разумными созданиями и быть господами нашего поведения, мы не любим подвергаться ежечасно выговорам и порицаниям, мы не выносим, чтобы те, с кем нам приходится иметь дело, обращались с нами в повелительном тоне и держали нас на почтительном от себя расстоянии. Взрослый человек, замечая подобное обращение, сейчас себе другого места в компании, где бы он мог чувствовать себя свободно».
Но что же это за «свобода» в другой компании? Что это за место»? Ведь это может быть и подворотня, и темный подъезд, а то и удобная квартирка. Вот там-то и будет происходить воспитание ваших детей. И пенять надо не на «не туда смотревшую школу», а только на самих себя. Пожалуйста, вдумайтесь в замечание Локка глубже. А главное, возьмите его себе за правило. И знайте, что воспитующему и самому все время надо воспитываться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *